Встреча с Заслуженной артисткой РФ, актрисой Брянского драматического театра Светланой Рязанцевой

11 февраля прошла творческая встреча пре­пода­вате­лей, сотрудников и студентов с за­меча­тель­ной актрисой Брянского областного театра драмы, Заслуженной артисткой России Светланой Рязанцевой. В театре она служит уже более четверти века. Из те­ат­раль­но­го творчества актрисы мы узнали много нового и интересного. Мы смогли задать много ин­те­ресу­ющих нас вопросов о жизни театра. Мы слушали Светлану Вла­дими­ров­ну с большим интересом. Нам было очень любопытно, почему она выбрала именно эту профессию. Она нам расс­ка­зыва­ла истории из жизни так забавно, что просто захватывало дыханья. В её творчестве были взлёты и падения. Но она не думала оставить свою профессию, всегда стремилась к своей цели. В Светлане Вла­дими­ров­не большая тре­бова­тель­ность к себе, к своей работе. Она безумно предана театру, активно участвует во всех творческих ме­роп­ри­ятиях и всегда готова прийти на помощь. Она с огромным желанием берётся за любую пред­ло­жен­ную роль.

С удо­воль­стви­ем вспоминает режиссёров, с которыми работала. Первая роль на сцене театра — Шура в спектакле «Звезда немого кино». Ещё, будучи в начале своего творческого пути, Светлана Вла­дими­ров­на сыграла умного и рас­су­дитель­но­го мальчика Фёдора в спектакле «Дядя Фёдор, пёс и кот». Мы получили много эмоций, пообщавшись с таким потрясающим человеком. А в конце Светлана Вла­дими­ров­на прочитала нам потрясающие сти­хот­во­рение «Сон о забытой роли» и спела ве­лико­леп­ную песню Ирины Отиевой «Загадка женщины».

Мне снится, что в некоем зале,
где я не бывал никогда,
играют какую-то пьесу.
И я приезжаю туда.

Я знаю, что скоро мой выход.
Я вверх по ступеням бегу.
Но как называется пьеса,
я вспомнить никак не могу.

Меж тем я решительно знаю
по прихоти сна моего,
что я в этой пьесе играю,
но только не помню — кого.

Меж тем я отчётливо помню —
я занят в одной из ролей.
Но я этой пьесы не знаю
и роли не помню своей.

Сейчас я шагну обречённо,
кулисы раздвинув рукой.
Но я не играл этой роли
и пьесы не знаю такой.

Там, кажется, ловят кого-то.
И смута стоит на Руси.
И кто-то взывает:
 — Марина,
помилуй меня и спаси!

И кажется, он самозванец.
И кто-то торопит коней.
Но я этой пьесы не знаю.
Я даже не слышал о ней.

Не знаю, не слышал, не помню.
В глаза никогда не видал.
Ну, разве что в детстве когда-то
подобное что-то читал.

Ну, разве что в давние годы,
когда еще школьником был,
учил я подобное что то,
да вскоре, видать, позабыл.

И должен я выйти на сцену
и весь этот хаос облечь
в поступки, движенья и жесты,
в прямую и ясную речь.

Я должен на миг озариться
и сразу,
шагнув за черту,
какую-то длинную фразу
легко подхватить на лету.

И сон мой все время на грани,
на крайнем отрезке пути,
где дальше идти невозможно,
и все-таки надо идти.

Сейчас я шагну обречённо,
кулисы раздвинув рукой.
Но я не играл этой роли
и пьесы не знаю такой.

Я все еще медлю и медлю.
Но круглый
оранжевый свет
ко мне подступает вплотную,
и мне уже выхода нет.